Литературоведение для всех

Рудалев А. Четыре выстрела: Писатели нового тысячелетия. – Москва: Молодая гвардия, 2018. – 505 с.

Книга Андрея Рудалева достойна широкой читательской аудитории, более того, ей она нужна. Издание посвящено творчеству современных писателей, возвращающих русскую литературу от бесплодных формальных поисков и размытых смыслов постмодернизма к изображению реальных людей и событий, к прямому и бесстрашному разговору о современности. Имена этих писателей – на обложке книги: Захар Прилепин, Сергей Шаргунов, Роман Сенчин, Герман Садулаев. Каждому из четырех писателей посвящена отдельная большая глава. Книга «Четыре выстрела» создавалась вне канонов академического литературоведения. Это – литературно-критическая публицистика, доверительная и увлекающая беседа с читателем. Писателю Андрею Рудалеву известны тайны литературного творчества. Будучи хорошо знаком с героями книги, он легко воссоздает творческую историю их произведений, угадывает их намерения, распознает социальные и психологические мотивации. Прилепин, Шаргунов, Сенчин и Садулаевмировоззренчески близки Рудалеву, он разделяет их программную установку: предназначение литературы не воспитывать читателя в категориях «хорошо-плохо», «черно-белое», а зафиксировать в слове движение души, многослойность мира, многообразие выбора, с которым сталкивается человек на протяжении всей жизни.

Анализируя творчество своих героев, Рудалев приводит не только одобрительные мнения, но и, прибегая к цитатам, ведет аргументированный диалог с их оппонентами.

В определенном смысле книга «Четыре выстрела» – путеводитель для читателя, ориентирующий его в современном литературном процессе.

В заключение заметим, что достоинства книги иногда оборачиваются ее недостатками. Автор не всегда следит за тем, чтобы читатель, не столь компетентный в рассматриваемой теме, успевал за ходом его мысли, зачастую слишком свободно и образно высказываемой. По этой причине, например, оказалось малоинформативным оглавление книги («Пластмассовый мир победил», «Сегодня как завтра», «Испытание чудом»). Согласимся, что подобные недостатки не могут испортить общего впечатления от книги, которая увлекает с первых строк.

Откроем книгу

… Каждый сам сочиняет свою историю, в том числе историю литературы. В тысячелетней истории нашей культуры ставок можно делать много. Можно даже полностью перечеркнуть ее, как это делали некоторые горячие головы. <…> Если мне ближе Достоевский, то я не перечеркиваю Льва Толстого и, конечно же, всегда помню о Тургеневе и Гончарове. И если я говорю, что главные книги нового века в русской литературе – это «Санькя» Захара Прилепина, «Я – чеченец» Германа Садулаева, «Елтышевы» Романа Сенчина, а также «Ура!» Сергея Шаргунова, то это вовсе не значит, что все прочее – макулатура.

… «Политические взгляды у меня традиционны для писателя – мне все время не нравится то, что есть», – отметил Сенчин в интервью.<…> Эта неудовлетворенность существующим порядком вещей – важная и вполне естественная мета дарования. Успокоенность, отказ от борьбы тут же ставят на тебе крест – это Сенчин в разных вариантах повторяет с занудной дотошностью.

… В повести «Ура!» Сергей [Шаргунов], что «жизнь дана целиком, с самого рождения. Отсюда возможность заглянуть вперед, узнать будущее». <…> Поэтому так и важен для него образ детства, все мельчайшие воспоминания, детали оттуда. Там содержится чистое «я» в развитии. Детство – то зеркало, которое можно поднести к себе настоящему, взрослому.<…> Детство постоянно идет параллельно настоящему развитию событий.

…Что до Прилепина, то все претензии, которые я слышал по отношению к нему, сводятся к классическому дворовому стилю: «Лицо мне твое не нравится. Чё, самый борзый, да?». Основной побудительный императив формулируется просто: на его месте должен быть я!

Так ради бога! Вперед и с песней. Закидывайте ногу в стремя и мчитесь навстречу медным трубам славы. Только вот готовы ли вы потом разгребать потоки глупости и бреда в свой  адрес? Да еще и продолжать при этом каждодневно писать, строить свой дом, растить детей? Готовы?Ау…где же вы?

… Садулаев отмечает дефицит мужского в литературе, поэтому он и призывает «оставаться на батареях». «Современное искусство записалось в обслугу новому правящему классу. [Оно] стоит у обочины шоссе с бутылкой минеральной воды без газа в приподнятой руке и то и дело нагибается к открытому окну притормозившего автомобиля: “Расслабиться не желаете?”» – пишет Герман в «Таблетке».<…> [Садулаев] призывает вернуть смыслы, которые выхолощены повальным постмодернизмом, превратившим все в игру, кривляние, фарс, цинизм.

…Басинский называет чудом, что смогли пробиться такие писатели как Сенчин, Прилепин, Шаргунов, Алексей Иванов. Они сумели не только выйти на главные литературные роли, но и снова сделать реализм мейнстримом.