По праву памяти

18 Октября 2016, 19:27

Номинация:
«Кавалеры мужества: нижегородцы — участники боевых действий Первой мировой войны»

Автор работы:
Воронина Яна Вячеславовна, менеджер


Первого августа 2014 года наша страна будет отмечать столетие со дня начала Первой мировой войны. Для моей семьи это событие — значительная историческая дата, так как два моих прадеда были непосредственными участниками и свидетелями той страшной трагедии, стоившей России миллионов человеческих жизней.

В нашем семейном архиве сохранились две фотографии, на которых запечатлены в окружении своих однополчан два моих прадеда, солдаты Первой мировой войны, Степан Ефимович Федосеев и Василий Павлович Тарасов. Оба они были выходцами из зажиточных крестьянских семей Лукояновского уезда Нижегородской губернии. Степан Ефимович родился в селе Неверове, а Василий Павлович — в Новой Слободе.

Когда разразилась Первая мировая война, Степан Ефимович был женат и имел двоих малолетних детей семи и четырех лет от роду, а Василий Павлович еще не успел обзавестись своей семьей.

Оба прадеда воевали в пехоте. Бог весть, где запечатлел их в минуты мирного затишья фотообъектив, ставший тем мостиком, благодаря которому мы можем заглянуть в прошлое, подметить мельчайшие родственные черточки и интересные бытовые детали, если не полностью ощутить, то хотя бы попытаться погрузиться в эмоциональную атмосферу той войны.

1. Василий Павлович Тарасов.Фотография, на которой запечатлен Василий Павлович, сохранилась лучше. Неизвестный светописец весьма искусно разместил на ней прадеда с группой сослуживцев во главе с ефрейтором. Один из солдат даже держит в руках балалайку (вполне мирный музыкальный инструмент). (Фото 1)

С исторической точки зрения вторая фотография, на которой изображен Степан Ефимович, более интересна, насыщенна деталями военно-походного быта. На ней даже можно рассмотреть части солдатской амуниции: у каждого воина через плечо — шинель, закатанная в полотнище походной палатки, на поясе — патронная сумка, в руках — мосинская винтовка со штыком. (Фото 2)

Я, увы, не знаю, где и как воевали мои родственники, но, к счастью, им удалось уцелеть в пекле той последней Великой народной войны Российской империи. Оба вернулись с войны живыми, без единого серьезного ранения.

2. Степан Ефимович Федосеев.Две фотографии стали семейными реликвиями, пронесенными через поколения. Благодаря этим бесценным раритетам жива та высокая семейная память, что должна присутствовать в каждом человеке, и есть возможность не только у меня, но и у моей маленькой дочери ощутить свою сопричастность не только к истории своей страны, но и своего рода, вернуться к нашим духовным и нравственным истокам. Ведь только память способна противостоять уничтожающей силе времени, аккумулировать тысячелетний опыт нравственного становления народа.

Отрадно осознавать, что наконец-то и на нижегородской земле начался процесс обретения исторической памяти, возвращения к духовным и нравственным ценностям, обращения к значимым историческим событиям и датам в истории страны.

3. Часовня в честь Всех Святых в парке им. И.П. Кулибина.С огромной радостью я узнала о том, что в городском парке им. И.П. Кулибина 12 июня нынешнего года состоялось освящение часовни в честь Всех Святых. (Фото 3) Это первый в губернии памятник нижегородцам — воинам Первой мировой войны, и место для него выбрано не случайно. Часовня в честь Всех Святых воздвигнута на месте захоронений бывшего военного братского кладбища, занимавшего часть городского Петропавловского кладбища, а ныне — городского парка.

Здесь было погребено немало наших земляков. Известны имена некоторых офицеров-нижегородцев, погребенных на Всесвятском кладбище: подпоручик Владимир Вячеславович Викторов, прапорщик Андрей Иванович Малин, надворный советник Александр Федорович Матвеев, подполковник, командир батальона Екатеринбургского полка Леонид Иосифович Гержабек, штабс-капитан Петр Николаевич Гаугер, авиатор Алексей Дмитриевич Бехли, прапорщик, бывший помощник присяжного поверенного Геннадий Петрович Рождественский.

4. Погибшие в воздушном бою русские летчики старший унтер-офицер Храмин и летчик-наблюдатель поручик А.Д. Бехли.Сын техника Нижегородской губернской земской управы Алексей Бехли происходил из дворян Кавказской области. По окончании Нижегородского Владимирского реального училища он поступил в Институт гражданских инженеров. Начавшаяся война с Германией прервала его занятия. Недоучившийся студент был направлен в Киевскую школу летчиков-наблюдателей. Воевал в четвертом авиаотряде Третьей русской армии. По свидетельству его сослуживца поручика В.Г. Соколова, 25 июня 1916 года старший унтер-офицер Храмин и летчик-наблюдатель поручик Бехли отправились в очередной полет. Боевое задание оказалось для них последним: самолет был сбит, оба члена экипажа погибли. В 1961 году в журнале «Огонек» была опубликована статья с фотографией двух погибших в воздушном бою русских летчиков Храмина и Бехли. (Фото 4).

Скорбная весть о гибели Геннадия Рождественского облетела Нижний Новгород в начале 1915 года. Он происходил из семьи видного юриста и либерального деятеля Петра Александровича Рождественского. На фронт Геннадий ушел вместе с братом Виктором. Обоих зачислили младшими офицерами в 38-й пехотный Тобольский полк, квартировавший в Нижнем и в первые дни войны убывший в составе 10-й пехотной дивизии на Юго-Западный (австрийский) фронт.

5. В канун Первой мировой войны Геннадий Рождественский обвенчался с дочерью видного писателя Евгения Чирикова Новеллой.В самый канун войны Геннадий обвенчался с дочерью видного писателя Евгения Чирикова Новеллой. (Фото 5). Молодые после свадьбы поселились в Нижнем Новгороде в доме Кривавуса на Студеной улице, 43а, вблизи дома П.А. Рождественского.

А потом была война… «Нижегородский листок» сообщил о гибели прапорщика Рождественского, скончавшегося от ран, полученных в бою 15 февраля 1915 года. Его хоронили с почестями, и на траурную церемонию явилось много народа. «Был оркестр кадетов и взвод солдат, множество народа провожало его до кладбища», — писал Евгений Чириков. Отпевали Геннадия Рождественского в храме Святых апостолов Петра и Павла, а похоронили на военном участке городского Петропавловского кладбища. Его тесть Евгений Чириков, став военным корреспондентом, издал книгу «Эхо войны», которую посвятил «светлой памяти павшего в бою за Родину Геннадия Петровича Рождественского».

Большинство павших нижегородцев было похоронено в местах боев. В водах Балтики обрел вечный покой капитан первого ранга Петр Нилович Черкасов. Он был самым младшим представителем династии морских офицеров Черкасовых.

6. Анатолий Нилович Черкасов (1874-1904).Старший из братьев, лейтенант Российского Императорского Флота Анатолий Нилович Черкасов (1874-1904), погиб 16 июня 1904 года во время испытания первой русской подводной лодки «Дельфин». (Фото 6) Анатолию предложили спастись, но он отказался, предоставив такую возможность тем, кто оказался на лодке впервые. Единственный офицер и 24 матроса погибли. По указанию Николая II их причислили к участникам русско-японской войны и с почестями похоронили на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга.

Средний брат, Василий Нилович Черкасов (1878-1937), до 1917 года служил на флоте, участвовал в многочисленных сражениях русско-японской, а затем и Первой мировой войны, награжден орденами: Св. Анны 3-й степени, Св. Владимира 4-й степени, Св. Станислава 2-й степени, Св. Станислава 3-й степени. (Фото 7)

В русско-японскую войну ему была вручена золотая Георгиевская сабля с надписью «За храбрость». После сдачи русскими войсками крепости Порт-Артур Василий Черкасов отказался идти в японский плен и вернулся в Россию. Будучи прекрасным специалистом военной инженерии, он написал ряд фундаментальных учебных пособий по тактике и стратегии морского боя. Большую ценность имеют также его мемуары «Записки артиллерийского офицера», где он рассказал о русско-японской войне.

7. Василий Нилович Черкасов (1878-1937).Капитан второго ранга А.А. Макалинский в письме к А.В. Колчаку дает самую лестную характеристику Василию Ниловичу Черкасову: «Вы не удивляйтесь Василию Нилычу, я сам раньше удивлялся, как он все успевает делать то, что делает; а ведь даже находит время и в гостях побывать, и в театре нередко. Но потом я понял, что Черкасов — особая натура, чрезвычайно уравновешенная и чуждая всяких порывов. С этой стороны он не человек, а механизм, точно установленный и хорошо направленный и заведенный. Он очень, очень полезный человек».

Первую мировую войну В.Н. Черкасов встретил на Черноморском флоте и уже 16 октября 1914 года вышел в первый боевой поход для перехвата и уничтожения кораблей противника. До конца первого года войны доблестный офицер совершил семь боевых походов к берегам Турции для обстрела побережья, уничтожения турецких судов и установки минных заграждений. В 1915 году им совершены двадцать три боевых похода в составе первого дивизиона Минной бригады, уничтоживших более девяноста парусных и паровых судов неприятеля.

Капитан первого ранга Российского Императорского Флота В.Н. Черкасов, был тем самым командиром эсминца «Гневный», который нанес тяжелые повреждения германо-турецкому крейсеру «Бреслау» в бою 29 мая 1915 года, о чем писала дореволюционная пресса тех лет

8. Петр Нилович Черкасов (1882-1915).Младший брат, Петр Нилович Черкасов (1882-1915), капитан второго ранга, участник русско-японской войны, кавалер многих орденов. В 1914 году ему исполнилось 32 года, он был мягким и приятным человеком, красавцем, любимцем команды. (Фото 8)

Первая мировая война застала П.Н. Черкасова на Балтийском флоте в должности командира канонерской лодки «Сивуч» (Фото 9), а 8 марта 1915 года он уже был награжден орденом Святой Анны второй степени с мечами и бантом.

В августе 1915 года немцы начали наступление на Ригу. Появилась реальная угроза захвата Рижского залива германским флотом, грозящая не только прорывом береговой обороны, но и внесением серьезных корректив в общую расстановку сил на русско-германском фронте.

9. Канонерская лодка «Сивуч».19 августа 1915 года дивизион канонерских лодок, созданных для поддержки своими орудиями прибрежных войск, возвращался на базу, расположенную на архипелаге Моонзунд. В сумерках русские моряки заметили германский крейсер «Аугсбург» и два неприятельских миноносца, направлявшихся в сторону Риги. Немцы открыли по «Сивучу» ураганный огонь. Сознавая неминуемую гибель обеих канонерок, капитан второго ранга Черкасов принял решение принять бой. По его приказу канонерская лодка «Кореец-2» взяла курс на Усть-Двинск, а канонерская лодка «Сивуч» завязала бой с превосходящими силами противника.

Сохранилось несколько описаний сражения, в том числе со слов немногих выживших русских моряков. Вот как описан этот бой в мемуарах российского капитана второго ранга Гаральда Графа «На Новике»: «…«Сивуч» погиб ночью в бою с крейсером и двумя миноносцами. Это был короткий, но жестокий бой. «Сивуч» был весь расстрелян: он сразу же получил много подводных и надводных пробоин. Всюду на нем возникли пожары, и он стал представлять собой сплошной костер. Но, хотя борта и были накалены уже докрасна и всюду стали взрываться снаряды и патроны, он боя не прекратил до последней минуты. Из всего личного состава «Сивуча» спаслось только 2 офицера и 40 матросов, которых утром подобрал неприятель».

А это отрывок из книги «Моонзунд» Валентина Пикуля: «Русским матросам терять было уже нечего, и «Сивуч» вышел на самую короткую дистанцию боя, стреляя в упор (и так же в упор били его враги). «Сивуч» был объят пламенем до клотика. Внутри канлодки рвались боезапасы. Его палуба стала красной, и подошвы сапог сгорали у матросов. Левый борт раскалился добела: броня, касаясь воды, яростно шипела, не остужаясь. Красивый человек стоял на мостике «Сивуча» — при орденах, при оружии, при перчатках. Вокруг него лежали мертвые. Скоро от рубок и надстроек ничего не осталось — все разбросало взрывами. Из пламени пожаров вырывались фонтаны огня — они сражались. В облаке раскаленного пара, в котором корчились обваренные тела матросов, «Сивуч» уходил из жизни с честью… С моря пришло от них последнее известие, переданное без шифра, открытым текстом, — пусть знают об этом все, даже враги: «ПОГИБАЮ зпт НО НЕ СДАЮСЬ тчк»».

Корабль, расстрелянный в упор четырьмя торпедами, погиб вместе с командиром. Ценой собственных жизней русские моряки остановили германскую эскадру, которая в дальнейшем уже не смогла вести серьезные боевые действия в Рижском заливе вплоть до конца войны.

П.Н. Черкасов был исключен из списков флотского экипажа с формулировкой «Смертью запечатлел свой подвиг». Его посмертно повысили в чине, 29 февраля 1916 года последовал Высочайший приказ по морскому ведомству № 157 о награждении героя орденом Святого Георгия, а его портрет в обрамлении лаврового венка поместили в Георгиевском зале Московского Кремля.

10. Нижегородский банкир Николай Павлович Полянский (1852-1921).В некрологе по поводу его смерти сообщалось: «П.Н. Черкасов, погибший вместе с «Сивучем», вписал своим подвигом новую блестящую страницу в историю русского флота. П.Н. Черкасов участвовал в японской кампании, в Порт-Артуре, много плавал в Тихом океане. В лице его родной флот потерял не только моряка выдающейся храбрости, но и высокообразованного офицера».

А оставшиеся в тылу родственники с жадностью ждали вестей от ушедших на фронт, верили и надеялись на чудо, изливая на бумаге, в письмах, записках и мемуарах, ту тревогу, которую испытывали за их судьбу.

Потомственный дворянин Псковской губернии и нижегородский банкир Николай Павлович Полянский (1852-1921) (Фото 10) в своих воспоминаниях с гордостью и тревогой писал: «Из моих сыновей на военную службу были призваны трое.

  • Уар Николаевич. Призван Уар из Эривани в Северский драгунский полк, но служил в нем недолго. Один из бывших его товарищей перетащил его в Туземную Горскую Кавалерийскую дивизию, в Чеченский конный полк. Дивизией этой командовал Великий князь Михаил Александрович, а Чеченским полком — князь Святополк-Мирской. Командир полка вскоре был убит, а затем и товарищ моего сына, перетащивший Уара из Северского полка в Чеченский конный, так называемой Дикой дивизии.

Последний раз видел моего сына Уара Николаевича офицером с Георгиевским крестом осенью 1917 года. Он приезжал с поручением от полка покупать для офицеров и солдат полушубки. Я ему оказал в этом содействие. По окончании возложенного на него поручения он отправился из Нижнего обратно в свой Чеченский полк, но удалось ли ему его разыскать и где именно — не знаю. Революция была уже в полном разгаре. Из Грозного получил от него телеграмму о переводе ему по телеграфу одной тысячи рублей на покупку лошади, что немедленно же исполнил. С тех пор не имею о нем никаких сведений. Это было в октябре месяце 1917 года.

Зная прямой, открытый и благородный характер моего сына Уара, я очень беспокоюсь об его участи. С грустью думаю, что его уже нет в живых. Кавказская Туземная конная дивизия давно расформирована. На долю офицеров выпало много горя.

  • Второй сын, Юрий Николаевич, был офицером в одном из армейских пехотных полков…
  • Третий сын, Алексей Николаевич, воспитывался в Московском лицее Цесаревича Николая, а затем окончил ускоренные курсы Императорского Пажеского корпуса.

Мне очень хотелось, чтобы он вышел в гвардию, и я уже заручился согласием принять его в Лейб-гвардии саперный полк, но он пожелал выйти в один из железнодорожных батальонов. Что делать? Пришлось покориться… Лишь бы только он был счастлив и оставался на всю жизнь честным и порядочным человеком, а остальное все в руках воли Божией! Алеша очень добрый, умный, хороший и ласковый человек. В том, что он всю жизнь останется честным и порядочным человеком, я ни одной минуты не сомневаюсь…».

11. Семья Полянских. Сидят: Иван Николаевич, его жена Лидия Матвеевна, Уар Николаевич Полянские, стоят: Павел Николаевич и Георгий Николаевич Полянские.Н.П. Полянскому повезло: его сыновья уцелели в горниле войны. Об их дальнейшей судьбе известно следующее: Уар (1881-1942) погиб в Югославии, Юрий (1888-1936) умер в Нижнем Новгороде, а Алексей (1895-1985), прожив 90 лет, скончался в Ницце. (Фото 11).

Беспримерные подвиги наших земляков в годы великой войны 1914-1918 годов заслуживают особого места в истории. Наши воины проявили себя подлинными патриотами, продемонстрировав множество примеров неустрашимости, презрения к смерти и торжества русского духа. Их отличали беззаветное служение Отечеству, своему народу, безграничная вера в праведность своего дела, готовность «положить живот за други своя» на поле брани. Так будем же помнить об их деяниях, чтить героев былых времен, для которых судьба страны стала их судьбой, а призыв «за веру, царя и Отечество» был достаточным поводом для того, чтобы отдать жизнь. Как справедливо заметил поэт Р. Рождественский: «Это нужно — не мертвым! Это надо — живым!» Нам, живым. Их землякам, их родственникам, их настоящим и будущим потомкам.

1. Василий Павлович Тарасов.2. Степан Ефимович Федосеев.3. Часовня в честь Всех Святых в парке им. И.П. Кулибина.4. Погибшие в воздушном бою русские летчики старший унтер-офицер Храмин и летчик-наблюдатель поручик А.Д. Бехли.5. В канун Первой мировой войны Геннадий Рождественский обвенчался с дочерью видного писателя Евгения Чирикова Новеллой.6. Анатолий Нилович Черкасов (1874-1904).7. Василий Нилович Черкасов (1878-1937).8. Петр Нилович Черкасов (1882-1915).9. Канонерская лодка «Сивуч».10. Нижегородский банкир Николай Павлович Полянский (1852-1921).11. Семья Полянских. Сидят: Иван Николаевич, его жена Лидия Матвеевна, Уар Николаевич Полянские, стоят: Павел Николаевич и Георгий Николаевич Полянские.