Нижегородский кадетский корпус и его героические воспитанники

18 Октября 2016, 17:29

Фото 1. Здание Нижегородского Аракчеевского кадетского корпуса.Первого августа 1914 года германский рейх объявил войну Российской империи. Так начался один из самых крупных вооруженных конфликтов, в которые когда-либо втягивалось наше Отечество. В той беспримерной по напряжению сил войне солдаты, матросы и офицеры русских императорских армии и флота проявили образцы высокого патриотизма, мужества, стойкости и героизма. Достойное место в ряду героев Первой мировой войны занимают и наши земляки — нижегородцы. Неувядающей славой покрыли себя многие воспитанники Нижегородского кадетского корпуса. (Фото 1)

Фото 2. Граф А. А. Аракчеев.Фото 3. Герб графа Аракчеева.Это начальное военно-учебное заведение, основанное 15 марта 1834 года в Новгороде по инициативе и на пожертвования графа А.А. Аракчеева, было призвано готовить офицерские кадры для императорской армии. Его воспитанники-аракчеевцы получали здесь общее среднее образование и обучались военным дисциплинам. После смерти графа, последовавшей в апреле 1834 года, Высочайшим царским повелением учебному заведению предписано было называться Новгородским графа Аракчеева кадетским корпусом. (Фото 2)

В 1866 году корпус был преобразован в военную гимназию и переведен в Нижний Новгород, а спустя 16 лет, в 1882 году, обрел свой первоначальный статус.

Фото 4. Выпускник Аракчеевского кадетского корпуса.За период с 1834 по 1908 годы в Новгородском (Нижегородском) графа Аракчеева кадетском корпусе было подготовлено более 5000 воспитанников, из них 2700 человек переведены в военные училища. Девиз фамильного герба Аракчеева «Без лести предан» утвердился в качестве девиза корпуса и был отчеканен на нагрудном знаке его выпускников. (Фото 3) Питомцы корпуса воспитывались на лучших державных и военных традициях и были настоящей опорой государству и монархическому строю. Многие из них стали воистину гордостью страны и армии. Двадцать восемь бывших кадетов стали Георгиевскими кавалерами еще до начала Первой мировой войны за героическую оборону Севастополя, освобождение Болгарии от турецкого ига, отличились на полях Маньчжурии, в степях знойной Туркмении, горах Кавказа, при взятии турецкой крепости Каре. (Фото 4)

Здесь преподавали и учились многие замечательные люди, принесшие славу России и защитившие ее на полях сражений. Потомственный дворянин Герман (Бруно) Александрович Вильбоа перед Первой мировой войной был офицером-воспитателем в Нижегородском кадетском корпусе. Подполковник Вильбоа (1870-1915) в возрасте сорока четырех лет был убит в бою северо-западнее Варшавы 25 февраля 1915 года, оставив вдовой жену Василису Густавовну и сиротой 14-летнего сына Всеволода, воспитанника Нижегородского графа Аракчеева кадетского корпуса.

В войну 1914-1918 годов офицеры и генералы-аракчеевцы доблестно сражались на фронтах и стяжали себе немеркнущую славу. В их числе поручик В.К. Воскресенский, выдающийся летчик-новатор, штабс-капитан П.Н. Нестеров, первый главнокомандующий русской военной авиацией В.М. Ткачев, генерал-майор А.В. Нестеренко, генерал-лейтенант С.Н. Люпов и многие др. (Фото 4)

Фото 5. Сергей Николаевич Люпов (1870-1945).Сергей Николаевич Люпов (1870-1945) родился в семье кадрового военного. В 1889 году он закончил Нижегородский кадетский корпус, через два года — Михайловское артиллерийское училище, а в 1899 году по первому разряду — Николаевскую академию Генштаба. (Фото 5)

В 1914 году за боевое отличие, проявленное при переправе через реку Сан на границе с Польшей командир пехотного полка полковник Сергей Люпов получил звание генерал-майора и орден Св. Георгия 4 степени. 16 января 1917 года за воинское отличие при обороне линии Аделина–Тржинец награжден Георгиевским оружием и получил звание генерал-лейтенанта. За годы первой мировой войны был награжден: орденом Св. Станислава 1-й степени с мечами, Георгиевским оружием и Орденом Св. Георгия 4-й степени, орденом Св. Анны 1-й степени с мечами.

Особым почетом и уважением пользовались в Нижегородском кадетском корпусе выпускники, удостоенные звания Георгиевских кавалеров. Их имена были начертаны золотыми буквами на двух белых мраморных досках в парадном зале на втором этаже кадетского корпуса. Там же, в особой Георгиевской витрине, на специальном щите среди боевых знаков отличия, были помещены и портреты героев. К моменту расформирования корпуса общая численность Георгиевских кавалеров — выпускников Нижегородского кадетского корпуса — достигла 50 человек.

С началом Первой мировой войны в корпусе была создана комиссия по организации в его историческом музее экспозиции, посвященной этой войне. В ее создании самое деятельное участие принимали полковник В.Н. Сумцов, офицер-воспитатель, подполковник В.Н. Домашнев, доктор медицины, врач В.П. Вицинский и др.

Экспозиция состояла из оружия, русского и трофейного обмундирования: винтовки и карабины, штыки и патронташные сумки, кивера и перископы, палаши и револьверы, шашки, турецкие ятаганы и кинжалы. Среди экспонатов находился даже захваченный в качестве трофея жезл бургомистра города Золочева. Большой интерес представляла коллекция фотоснимков «С полей сражений» и открыток на военные темы. Отдавая долг памяти павшим в боях аракчеевцам, музей продолжал пополнять коллекцию их фотопортретов. Особая витрина была посвящена памяти выдающегося русского военного летчика П.Н. Нестерова, который был, безусловно, самым известным воспитанником корпуса.

Сыновья славной родины. Петр и Михаил Нестеровы

Фото 6. Петр Николаевич Нестеров (1887-1914).Петр Николаевич Нестеров (1887-1914) окончил в 1904 году по первому разряду Нижегородский кадетский корпус. Дальше были Михайловское артиллерийское училище и Петербургская офицерская воздухоплавательная школа, которая с мая 1911 года дислоцировалась в Гатчине. Нестеров стал основоположником высшего пилотажа, выполнив 27 августа 1913 года первым в мире «мертвую петлю», названную впоследствии его именем. (Фото 6)

К началу Первой мировой войны Петр Николаевич Нестеров был, пожалуй, самым известным российским летчиком. Впоследствии таких авиаторов стали называть асами.

Как только началась война, штабс-капитан Нестеров, собиравшийся уже подать в отставку с целью посвятить себя конструированию аэропланов, одним из первых отправился на фронт. Уже 28 июля он совершил свой первый боевой вылет. В первые месяцы войны русские летчики занимались только воздушной разведкой. Однако Нестеров открыл для отечественной авиации еще два новых вида использования самолетов: бомбометание и воздушный бой.

Двадцать шестого августа 1914 года в районе города Жолквы русский первоклассный пилот, впервые применив в воздушном бою таран, уничтожил австрийский аэроплан, собиравшийся сбросить бомбы. Сам летчик при этом погиб. В последнем письме к жене Надежде Рафаиловне, описывая свои полеты над Австрией, авиатор писал: «Вот мне, сыну славной родины, удалось выкарабкаться из рук австрийцев. Надеюсь, что не только сыну, но и матери-родине удастся не только выкарабкаться, но и победить».

Фото 7. Фото П. Нестерова в журнале «Искры».Гибель признанного национального героя Петра Нестерова отозвалась болью в сердцах тысяч граждан Российской империи, произведя сильное впечатление на всю страну. Иллюстрированный художественно-литературный журнал «Искры» 7 сентября 1914 года писал по поводу этого печального события: «Русская авиация потеряла человека, таившего бесконечные возможности». (Фото 7). Нестеров 23 апреля 1915 года был награжден военным орденом Святого Георгия IV степени (посмертно), ему присвоили чин капитана. Семье назначили самую высокую на то время пенсию — 1890 рублей в год.

В Нижегородском кадетском корпусе была отслужена панихида по безвременно ушедшему герою, имя его начертано на траурных скрижалях корпусного храма. Подвиг нижегородского авиатора был увековечен в замечательном стихотворении Н. Архангельского «Памяти П.Н. Нестерова», опубликованном в поэтическом сборнике, выпущенном в 1914 году по заказу Аракчеевского кадетского корпуса. Приведу из него лишь четыре строки:

Как коршуны в небе, могучим размахом
Ударил что силы он в крылья врага,
И жизнь свою отдал, не знаясь со страхом,
За долг, за отчизну, что так дорога.

Фото 8. Семья Нестеровых.Менее известен Михаил Нестеров (1890-1914), младший брат Петра Николаевича. (Фото 8) Воспитанник Нижегородского кадетского корпуса и Михайловского артиллерийского училища, пехотный офицер Михаил Николаевич Нестеров по примеру старшего брата тоже мечтал стать летчиком. По окончании авиационного училища он получил звание военного летчика и направление в Брест-Литовский крепостной авиационный отряд, где его и застала война. Михаил Нестеров на своем устаревшем «Фармане» сделал несколько разведывательных полетов. Получив известие о гибели брата, он подал рапорт о переводе в авиароту, где служил Петр. Михаилу хотелось овладеть более совершенным французским авиационным аппаратом «Моран», на котором летал его брат. По распоряжению Главного военно-технического управления поручик М. Нестеров был прикомандирован к Гатчинской авиашколе. Высокое начальство требовало ускорить переучивание пилота, очевидно рассчитывая, что второй Нестеров продолжит традиции своего прославленного брата. Но во время одного из тренировочных полетов 8 октября 1914 года близ города Гатчина, пытаясь выполнить фигуру пилотажа, похожую на современный боевой разворот, при подъеме на вираже его самолет, потеряв скорость, свалился в штопор и сорвался вниз, столкнувшись с землей. Пилот погиб.

Русский сокол. В.М. Ткачев

Фото 9. Вячеслав Матвеевич Ткачев (1885-1965).Фото 10. Вячеслав Матвеевич Ткачев (1885-1965).О ближайшем друге детства, однокласснике, боевом соратнике и авиационном учителе Петре Нестерове замечательную повесть «Русский сокол» написал другой выпускник Нижегородского кадетского корпуса — Вячеслав Матвеевич Ткачев (1885-1965). (Фото 9)

Этот человек в октябре 1913 года поставил первый в России мировой рекорд дальности перелета по маршруту Киев – Одесса – Екатеринодар общей протяженностью в 1500 верст. Он же стал первым в русской армии генералом авиации и первым командующим авиацией России.
В начале Первой мировой войны Вячеслав Матвеевич был командиром 20-го корпусного авиаотряда. Двенадцатого августа 1914 года подъесаул В.М. Ткачев во время разведывательного полета на своем аэроплане попал под обстрел противника, в результате которого одна из пуль пробила бак с маслом. Ткачев ухитрился закрыть пробоину ногой и довести самолет до русских позиций. Командование высоко оценило результаты проведенной летчиком разведки, после которой Вячеслав Матвеевич, согласно Высочайшему приказу от 03.02.1915 года, стал первым среди русских авиаторов Георгиевским кавалером. (Фото 10) В приказе о его награждении, опубликованном в газете «Русский инвалид», говорилось, что подъесаул Ткачев «с исключительной находчивостью, доблестным присутствием духа и беззаветным мужеством выполнил возложенную на него задачу по раскрытию сил и определению движения колонн противника, вовремя доставил добытые разведкой сведения первостепенной важности и тем способствовал принятию стратегических решений, приведших к одержанию решительного успеха над противником».

Восьмого мая 1917 года последовала еще одна награда: Вячеслав Матвеевич удостоился Георгиевского оружия.

Присягнув на верность Российской империи, он оставался верен своему воинскому долгу до конца. Кубанский казак В.М. Ткачев был участником белого движения, воевал в Добровольческой армии у генералов Деникина и Врангеля. Вместе с отрядами барона Врангеля был вынужден покинуть страну в 1920 году.

К сожалению, имя талантливого летчика на его родине оказалось незаслуженно забытым в силу различных политических причин: его участия в белом движении с последующей эмиграцией в Турцию, а затем в Югославию. Однако достойный сын Отечества, не запятнавший себя ничем постыдным и так много сделавший для развития отечественной авиации, заслуживает самого глубокого уважения. Его имя не должно быть предано забвению!

Павшие смертью храбрых

Фото 11. Герои войны, выпускники Аракчеевского Нижегородского кадетского корпуса, павшие смертью храбрых.Героические подвиги бывших воспитанников Нижегородского кадетского корпуса нашли отражение на страницах не только местных, но и столичных изданий. Так, в газете «Новое время» за 2 (15) июля 1916 года был опубликован мартиролог с фотографиями десяти бывших кадетов-аракчеевцев. (Фото 11) Вспомним их поименно:

  • поручик Виктор Николаевич Дергачев погиб под городом Броды 18 апреля 1915 года (по другим данным, под Владимиром Волынским 23 апреля 1915 года);
  • капитан Константин Христофорович Зафиров скончался от ран, полученных в бою северо-западнее Варшавы 10 февраля 1915 года;
  • поручик Виктор Алексеевич Айдаров погиб в бою под Варшавой 30 января 1915 года;
  • прапорщик Николай Алексеевич Ротин погиб 18 марта 1915 года в боях на Ломжинском направлении;
  • подпоручик Константин Васильевич Мысовский;
  • штабс-капитан В.В. Шмаков;
  • капитан Аристарх Васильевич Белецкий убит в бою восточнее Лодзи 15 ноября 1915 года;
  • прапорщик (подпоручик) Василий Павлович Колушев убит в районе Ломжи 15 марта 1915 года;
  • корнет Павел Павлович Демидов убит в бою под Радомом 9 июля 1915 года;
  • штабс-капитан Константин Павлович Шапиловский умер от ран, полученных в бою у Мейшаголы 16 августа 1915 года.

За Веру, Царя и Отечество…

Выпускники Аракчеевского корпуса отважно сражались, защищая свое Отечество, во всех родах войск — пехоте, артиллерии, кавалерии, на флоте и в воздухоплавании. Во время Первой мировой погибло около ста аракчеевцев. Одним из них был поручик Митрофан Александрович Рахмин (1891-1916), который по окончании Нижегородского кадетского корпуса учился в Киевском Константиновском военном училище, откуда был выпущен в саперный батальон. Во время службы в инженерных войсках молодой подпоручик проявил недюжинный интерес к техническим новинкам и 29 сентября 1913 года был командирован в Военно-автомобильную роту — первое в русской армии подразделение, оснащенное автомобилями. С февраля 1916 года Рахмин начал служить в Эскадре воздушных кораблей и был назначен помощником командира тяжелого четырехмоторного аэроплана «Илья Муромец XVI». В районе местечка Боруны 12 сентября 1916 года Рахмин погиб вместе со всем экипажем воздушного корабля, отражая атаку четырех немецких истребителей — двух «Фоккеров» и двух «Альбатросов». Умело лавируя, «Муромец» метким пулеметным огнем вывел из строя три из четырех преследовавших его истребителей.

Германский лейтенант Вольф писал в своем рапорте: «Неожиданно в середине верхнего крыла открылся люк, в нем появился пулеметчик и открыл по нам огонь. Тем временем я приблизился на расстояние 100 метров, и мой наблюдатель начал стрелять вперед. Я расположил самолет таким образом, чтобы наблюдатель мог вести огонь по главной кабине между крыльями. Мой самолет бросало из стороны в сторону сильной воздушной струей от его винта, и мне несколько раз приходилось стабилизировать машину и держаться той же скорости, чтобы не обогнать его, потому что он мог затем атаковать меня сзади.

К этому времени я находился в пятидесяти метрах в стороне и мог ясно видеть каждое движение членов экипажа. Стрелок исчез с верхнего крыла, неожиданно открылся другой люк в задней части кабины, и в нас стали стрелять из двух или трех пулеметов. Пули с грохотом били о мой самолет, как будто кто-то сыпал горошины на крышку стола».

Три вражеских самолета пилоты сбили, но четвертый повредил главную стойку крыла и биплан сначала свалился в штопор, а затем рухнул на землю. Самолет упал на территории, занятой немцами. Погибших русских авиаторов они похоронили в общей братской могиле с воинскими почестями.

В России подвиг четырех авиаторов быстро приобрел широкую известность. Восемнадцатого сентября 1916 года «Петроградские известия» опубликовали заметку о воздушном бое над Борунами: «Из штаба Верховного главнокомандования сообщают, что на Западном фронте наш аэроплан в районе Боруны – Крево вторгся в тыл вражеских войск. Точными бомбовыми ударами были взорваны различные пункты, вызваны пожары во вражеском складе. Кроме того, разбомблены транспортные средства, железнодорожные станции, автомобили».

Фото 12. Л. Н. Сапожников (1877-1915)Поручик Рахмин был посмертно награжден орденом Св. Георгия IV степени. Имя его было занесено на одну из двенадцати черных «под мрамор» досок в соборной церкви при кадетском корпусе рядом с именами других героев-аракчеевцев, павших в боях за Веру, Царя и Отечество. В траурных списках значились фамилии подполковников А.П. Соловьева, Н.П. Бучинского, И.Н. Чертова, В.В. Вильчинского; капитанов Л.Н. Сапожникова (Фото 12), Л.А. Широкова, Ф.З. Лепарского; штабс-капитанов А.П. Запольского, П.А. Полозова, Ю.Я. Ахвледиани; зауряд-капитана С.А. Поливанова, поручиков С.А. Лозинского, Н.А. Гороха, К.В. Бернатовича, А.О. Смольянинова, Р.Л. Нейберга, М.В. Бржезецкого; подпоручиков Л.Ф. Пятницкого, А.А. Билетова, Н.С. Болдырева, С.С. Дьяконова; прапорщиков Г.И. Бутлерова, Б.И. Свиреденко, Э.Ю. Кржичковского, Г.Н. Тихомирова и многих других. Юноши и почтенные отцы семейств, представители разных национальностей и разных религий, граждане одной страны, покинув родной дом, они шагнули в бессмертие за Веру, Царя и Отечество. Не все из них были нижегородцами по месту рождения, но все они могут считаться таковыми, так как принадлежали к высокой когорте воспитанников Нижегородского графа Аракчеева кадетского корпуса.

ПРИЗЫВ

На твой призывный клич,
Отчизна дорогая,
Иду, как верный сын,
Любовию горя…
Коль нужно — жизнь отдам,
тебя благословляя,
За счастие твое,
за Веру и Царя!

(П. Горлецкий)