Единение со сражающимся народом

18 Октября 2016, 18:02

Номинация:
«События местные — дела общие: Нижегородская губерния времен Первой мировой войны (1914-1918 гг.)»

Автор: 
Лобанова Нина Александровна, читательница со стажем библиотеки им. А.Н. Радищева Автозаводского района


Говоря о событиях столетней давности, мы только сейчас вспомнили, что Первая мировая война называлась еще и второй Отечественной. Были и подвиги, и жертвы на алтарь Отечества. На защиту Родины встали представители всех слоев российского общества от рядовых граждан до великих князей и членов царской семьи. Не осталось в стороне и духовенство. Война стала общим делом.

Уже в начальных числах августа 1914 года Его Преосвященство, Преосвященнейший Иоаким, Епископ Нижегородский и Арзамасский счел необходимым обсудить совместно с отцами благочинными городских церквей Нижнего Новгорода вопрос: в какой форме и степени духовенство епархии могло бы откликнуться на нужды военного времени? Был выработан проект патриотической деятельности духовенства.

Первым делом Епархиальный комитет открыл лазарет для больных и раненых воинов в одном из лучших зданий епархиального ведомства на М. Печерке. 10 октября 1914 г. прибыла в епархиальный лазарет первая партия больных и раненых воинов, и лазарет начал действовать, фактически сначала при наличии только 65 коек для больных, а в марте 1915 года был развернут на 124 койки. 9 марта 1915 года Комитет постановил разместить приют для воинов-инвалидов на 50 человек в Благовещенском монастыре. В мае 1915 года также под лазарет духовенство Нижнего передало семинарское общежитие на набережной. Братия и сестры обителей с примерным усердием исполняли всевозможные послушания в лазаретах, начиная с медицинских обязанностей и кончая тяжелыми черными работами — мытьем полов, стиркой белья, уборкой посуды и т.д.

«С каждым днем прибывает в Нижний все новый и новый поток обездоленных людей. Положение их ужасное. Картина бедности и беспомощности эвакуируемых, зачастую оставивших места своего пастырства (речь идет о духовенстве) внезапно, не поддается никакому описанию. А если представить еще, что многие семьи беженцев по прибытии в Нижний не досчитываются в своем составе, кто — отца, а кто — одного из детей, то к внешнему тяжелому положению присоединяется еще и отчаяние горем убитой души человека. Нужно ли говорить, что чувство человечности требует, чтобы мы все наши силы положили в святом деле помощи жертвам войны?» — произнес нижегородский архипастырь на одном из заседаний Епархиального Комитета, который был создан для координации действий. Это был призыв подлинного патриота и самоотверженного пастыря.

9 октября 1914 г. решено было установить дежурство на ст. Московско-Нижегородской железной дороги из священнослужителей Нижнего Новгорода для встречи, пастырских бесед и руководства беженцев. «Первою заботою дежурного должна была быть забота напитать пищею беженцев, приехавших без всяких средств в Нижний, для чего было решено открыть вблизи станции на Канавинском подворье Городецкого монастыря питательный пункт для беженцев, откуда последние, подкрепившись, направлялись в приюты и помещения, отведенные для них духовенством в городе и епархии». В частности, в покоях архиерейского дома нашли себе приют 28 человек. В стенах обителей временно размещались и нашли себе приют эвакуированные с оккупированных западных территорий другие монастыри и различные духовные учебные заведения. Это была существенная помощь губернской администрации по размещению, обеспечению жильем и трудоустройству беженцев (их по разным данным на территории губернии было от 52 до 56 тысяч человек, что немало, учитывая, что численность населения губернии на 1 января 1914 года составляла 2066 тыс. человек). И, как ни горько говорить, опыт встречи и расселения беженцев святыми отцами времен Первой мировой войны и нам пригодился. Мы теперь тоже знаем, что это такое — беженцы (4 сентября 2014 г. нижегородское телевидение сообщило о 25 тысячах человек, прибывших в Нижегородскую область с территории Украины, среди них 12 тыс. детей).

Разместить беженцев, дать им крышу над головой — это одно дело, но необходимо еще их снабдить самым необходимым. Из отчетной ведомости видно, что всего на нужды войны от духовенства поступило: 119 894 руб. 1 коп., 81 856 аршин холста. Это были поступления на нужды войны от монастырей, церквей, духовно-учебных заведений, церковно-приходских школ. Женские обители, воспитанницы Нижегородского Епархиального женского училища, были первыми труженицами в деле изготовления белья для солдат. Ими сшито 84 602 вещи для солдатского обихода и респираторов для армии.

Великая Княжна Татьяна Николаевна Романова, которая возглавляла Общероссийский комитет по оказанию помощи жертвам войны, дважды выражала официальную благодарность и искреннюю признательность нижегородцам. Очевидно, что именно за заслуги на данном поприще Владыка Иоаким 6 мая 1916 года, Высочайшим Указом Государя Императора Николая II на имя Святейшего Синода, был возведен в сан архиепископа.

Оказание помощи семьям воинов, ушедших на фронт, — еще одна сфера деятельности духовенства в те годы. В городах и селениях фабричных и кустарно-промышленных, где население жило заработками и где семьи воинов часто нуждались в хлебе насущном и в жилище, приходские попечительные советы отводили семьям бесплатные квартиры, выдавали материал для белья, пищевые продукты, открывали бесплатные столовые при церквях: Варваринской, Воскресенской, Сергиевской и Спасской Нижнего Новгорода и при церкви села Гордеевки Балахнинского уезда.

Совершенно иной характер имела деятельность попечительных советов в тех приходах, где население занималось земледелием. Семьи воинов испытывали нужду в рабочих руках во время полевых работ. Поэтому Св. Синод своим постановлением от 3-4 марта 1915 года определил призвать приходские попечительские советы к участию в деле помощи семействам лиц, призванных в войска, по обработке и уборке полей. «Во исполнении сего определения приходское духовенство и приходские попечительные советы обратились к населению приходов с призывом оказать широкое и деятельное участие при обработке полей весной и уборке их летом. Население с охотой откликнулось на призыв: в одних приходах поля были вспаханы и убраны родственниками воинов, в других — самими членами попечительных советов, в третьих — организованными трудовыми дружинами для бесплатного исполнения ими полевых работ и в четвертых — «миром» — всем крестьянским обществом. В отдельных приходах, например, в Лукояновском уезде, где рабочих рук не хватало, исходотайствовали военнопленных для бесплатного исполнения ими работ для семейств воинов.

И многое другое делалось для семейства призванных на исполнение воинского долга — доставка дров, обеспечение одеждой, документами, наведение справок о пропавших бойцах. Без шумихи, не за страх, а за совесть несли приходские попечительские советы свое великое служение.

Нельзя обойти и тему полковых священников. Из материалов фонда Нижегородской Духовной консистории, хранящихся в областном архиве, известно, что в 1914-1916 годах священнослужители Нижегородской епархии подали 67 прошений на имя владыки Иоакима о направлении их на фронт.

Следует отметить, что к кандидатам в полковые священники предъявлялись серьезные требования: возраст до 45 лет, безупречность по церковной службе, обязательное полное семинарское образование.

Как и в мирное время, задача военных пастырей состояла прежде всего в совершении таинств и в проповеди Евангелия. Во время сражения, в соответствии с инструкцией, местом пребывания военного священника был передовой перевязочный пункт. Сюда доставляли раненых, которых нужно было исповедовать и причащать. Священники должны были иметь и медицинские навыки, чтобы в случае необходимости помочь врачам и санитарам в их работе. В перерывах между боями пастырь служил молебны на позициях и беседовал с воинами. В задачу священника входило также и погребение убитых. Удивительно, но примеры подлинного героизма имели место всюду — и в тыловых госпиталях, и на передовой.

Вскоре на Нижегородчину стали поступать и первые вести о том, что некоторые нижегородские батюшки особо отличились на войне. Нижегородцы по праву гордились отцом Андреем (Муриным), который на передовой явил такой героизм и стойкость духа, что был удостоен награждения орденом Святой Анны с мечами 2-й степени. Во время жесточайших боев отец Михаил (Троицкий) словом Божиим поддерживал офицеров и солдат, не покидал окопов, которые подвергались сильному артиллерийскому обстрелу с немецкой стороны. И после схваток батюшка не отдыхал, а занимался обустройством раненых вместе с санитарами. За свое ревностное служение отец Михаил был награжден наперсным золотым крестом на Георгиевской ленте, а спустя небольшое время награжден орденом Святой Анны 2-й степени с мечами.

Цветаев Николай Иванович (1872-1948), протоиерей, герой Великой войны. С 1904 г. — священник нижегородской Рождественской (Строгановской) церкви. В 1915 г. вместе с сыновьями ушел добровольцем на войну с Германией, организовав военно-санитарный отряд, затем был назначен полковым священником 270-го пехотного Гатчинского полка. Награжден двумя орденами, наперсным крестом на Георгиевской ленте. Список можно продолжить. Это говорит о сильных позициях Русской православной церкви, которая стремилась продемонстрировать свое единение со сражающимся народом.

Военное духовенство являло собой ту силу, которая на протяжении истории Российской империи помогала русскому народу выдержать все войны и испытания. Только глубокая и сильная идея, сильная вера, которой было Православие, смогла сплотить людей и выстоять в самых суровых испытаниях.

Нам важно разобраться в уроках прошлого еще и потому, что события столетней давности, по словам президента Санкт-Петербургского военно-исторического общества А.В. Арановича, как в зеркале, отражаются в трагедии, происходящей на Украине: «Самое страшное, что иностранным враждебным силам удалось ввергнуть Украину в самый кровавый и беспощадный из возможных конфликтов — в гражданскую войну. Мирные жители и помыслить не могли, что дойдет до такого, и уж тем более, не дай Бог, чтобы подобное вспыхнуло в России».

100-летие Первой мировой войны может стать еще одним шагом к воссоединению расколотого российского общества, возвращению к вере отцов и дедов, к обретению всем народом России долгожданной национальной идеи, осознанию величия своей Родины. Все это возможно, если всем миром сплотиться и отдать дань памяти героическим предкам.

В годы Первой мировой войны планировалось создание книги памяти русских героев. Разумеется, после революции проект этот так и не был осуществлен. Однако в настоящее время создание такой книги представляется вполне возможным. Достойное место на ее страницах могли бы занять и священники, выполнявшие в годы войны свой долг. А долг их потомков — стремиться к тому, чтобы эти имена не были забыты.

А в Нижнем Новгороде проводится конкурс на разработку проекта памятника нижегородцам — героям Первой мировой войны. Будущий памятный знак планируется установить у Благовещенского мужского монастыря. И правильно!