Земля Богородская и ее люди в годы Первой мировой войны

18 Октября 2016, 17:51

Номинация:
«События местные — дела общие: Нижегородская губерния времен Первой мировой войны (1914-1918 гг.)»

Автор:
Павлова Анна Викторовна,  студентка Богородского  политехнического техникума

Руководитель:
Куклева Татьяна Викторовна, преподаватель, заведующая краеведческим музеем Богородского политехнического техникума


В начале второго десятилетия XX века Россия переживала одни из самых лучших лет в своей истории: подъем в экономике страны, развитие образования, культуры, строительства различных важных объектов в городах и селах. Люди стали жить лучше. Но это не нравилось врагам, и они начали войну.

В «Нижегородских губернских ведомостях» был опубликован манифест царя Николая II, в котором есть такие слова: «И да поднимется вся Россия на ратный подвиг с железом в руке и крестом в сердце». Светлые мечты и патриотический порыв первых месяцев сменились затяжной войной, которая закончилась не в пользу России…

К сожалению, мы очень мало знаем о Первой мировой войне, о наших прадедах-героях, которые отдавали свою жизнь за Родину, об участии нашего города, тогда села Богородского, в этой войне. Заинтересовавшись этими страницами истории, мы обратились в музей нашего Богородского политехнического техникума и нашли там немало информации, которая показалась нам интересной. Даже об участии ремесленного училища, т.е. кожевенного техникума, где мы обучаемся сейчас, обнаружился материал.

Из книг богородских краеведов, газет и воспоминаний современников можно составить картину первых недель и месяцев после начала войны в нашем Горбатовском и соседнем Нижегородском уездах: отправка на фронт призывников, ограничение винной торговли, мобилизация материальных ресурсов для армии, всеобщее ожидание и подъем патриотических чувств — все это было характерно для того периода. В Нижегородскую губернию, и в село Богородское в том числе, хлынул поток беженцев из мест боевых действий. Им давали приют в собственных домах, делили с ними стол и кров, понимая чужое горе, поступая по-христиански. Одновременно с простыми людьми в губернию прибывали предприниматели, умудряясь переправить сюда даже производственное оборудование. Так в с. Богородском открылся завод М. Дена, эвакуировавшийся из Прибалтики и выпускающий кожу не хуже богородской. На предприятиях села выпускали не только различную кожу, но и изделия из нее. Для солдат шили сапоги, ремни, кобуры и прочее обмундирование, а для конной армии — конское снаряжение. В Богородском открыты отделения Всероссийского общества кожзаказчиков и акционерного общества «Кожснабжение». Обе организации занимались обеспечением надежного выпуска кожтоваров для армии, было много сделано для реконструкции заводов, создания всех условий для бесперебойного производства и увеличения его объемов. Затем была открыта и стала выдавать продукцию амуничная мастерская.

В 1915 году был создан Богородский военно-промышленный комитет, задачей которого было оказание помощи в снабжении армии всем необходимым. В состав комитета кроме представителей уездной управы, кожевенных заводчиков, представителей военного ведомства входил инспектор Богородского кожевенного училища В.И. Горбунов. Учебный завод училища выполнял важные заказы на производство кожи, а также предоставлял возможность обрабатывать кожи на оборудовании нового поколения, в частности на двоильной машине, работникам частных кожзаводов по договорам. Например, такая услуга оказывалась самому богатому заводчику И.Я. Равкинду. Об этом мы узнали, ознакомившись с протоколами педсоветов ремесленного училища за 1914-1918 годы, хранящиеся в музее нашего техникума.

Благодаря удаленности от фронта, а также вышеперечисленным факторам, богородская кожевенная промышленность получает небывалое развитие. Об этом говорится в докладе Горбатовской земской управы за 1916 год: «Богородское — центр кожевенного производства, вследствие громадного спроса на кожевенные и шорные товары на армию никогда не видывало такого притока денег, как в этот период. Золото лилось и льется рекой. Цены на рабочие руки достигли невероятных цифр, и заводчики им охотно платили…» Большинство работников кожзаводов получили так называемую «бронь», т.е. их освободили от участия в военных действиях, они были нужнее армии на своих рабочих местах.

К сожалению, из всех изученных нами источников меньше всего нам удалось узнать об участии богородчан в самой войне, о боях, ведь в годы советской власти не старались сохранить память о той, по сути проигранной из-за революции, войне. Но все-таки о некоторых погибших имеются сведения.

Вот сообщение в одном из номеров «Нижегородской земской газеты» за 1915 год о героической смерти (увы, без подробностей) бывшего земского начальника второго участка села Богородского Н.П. Куприянова. Было принято решение вывесить портрет храброго офицера в зале правления, учредить в местной гимназии стипендию его имени. К сожалению, подробности судьбы этого человека сегодня узнать практически невозможно. В газетах того времени приводятся имена погибших, пропавших без вести и раненых нижегородцев. Среди погибших названы А.Ф. Моденов (Высоковская волость), И.С. Юров (Теряевская волость), И. Терешкин, В.А. Шустов и П.Е. Иголкин (Шапкинская волость).

А одному из наших земляков награду вручила сама императрица. Коренной богородчанин Михаил Васильевич Любимов прожил трудную, но яркую жизнь. До войны с Германией он работал у хозяина Егора Дунаева, летом делал кирпичи, а зимой валял валенки. Его жена Мария Васильева, урожденная Лосева, шила рукавицы у Александровых.

Во время войны 1914 года (а он еще участвовал в русско-японской войне) М.В. Любимов служил в гвардейских войсках. В одном из боев Михаил Васильевич был ранен в ногу, но сумел не только сам выползти с поля боя, но и вытащить раненого офицера. Любимов потерял много крови, у него началась гангрена, ногу пришлось ампутировать.

За героический поступок Любимов был удостоен золотого Георгиевского креста и ордена Святой Анны II степени. Награды, а также именную грамоту в госпитале в Царском селе ему вручила сама императрица Александра Федоровна. Грамота гарантировала и Михаилу Васильевичу, и его семье пожизненные денежные выплаты. Но после октябрьского переворота ему отказали во всем, сославшись на то, что он воевал за царя, а не за Отечество.

Тяжело пришлось жене и четверым детям во время голода и разрухи, пришедшими с революцией. Пришлось ехать в Саратовскую область. Там супруга умерла от сыпного тифа, а семья возвратилась в Богородск. Старших детей Анну и Анатолия здесь определили в приют, а младшие, Алексей и Михаил, остались с ним, скромным кассиром чайной. Умер он в 1948 году. При советской власти его героический поступок был забыт…

Особенно нас тронула судьба И.А. Жегалова. О нем написал богородский краевед Н.А. Пчелин в рассказе «Хождение за три моря», напечатанном в газете «Мое Березополье» за 2014 год.

Рассказы об общей обстановке того времени, о людских судьбах в совокупности могут дать пусть и бледное, но представление о той большой, великой, страшной, как и любая другая, войне…

Мы гордимся своими земляками, отдавшими свои жизни на Первой мировой.

В заключение мы приводим замечательные строки из стихотворения нижегородской поэтессы Анны Дмитриевны Мысовской:

В доблести мужу примерному,
Сыну Отечества верному
Слава!
Веры Христовой ревнителю,
Чести народной хранителю,
Вражьей крамолы губителю
Слава!
Пусть, как река многоводная,
Память разносит народная
Прадедов славных деяния
Правнукам их в назидание.
Слава!